РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: Олег Степанов. «Звђзда отъ Кiева возсiявшая». Все права сохранены.

Размещение электронной версии в открытом доступе произведено: http://cyril7.narod.ru. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2011 г.

 

 

Олег Степанов

“Звђзда отъ Кiева возсiявшая”

Даниил Туптало, он же будущий святитель Ростовский, пришел в Кирилловский монастырь 17-летним юношей вслед за Мелетием Дзиком из разоренной во время войны Киевской коллегии. Еще в коллегии Мелетий заметил и полюбил одаренного юношу за его любовь к чтению слова Божия и в особенности житий святых. Поэтому, несмотря на молодость Даниила, игумен Мелетий, в том же 1668 году 9 июля (по старому стилю), постриг его в монашество с именем Димитрий. И еще через год Мелетий исходатайствовал монаху Димитрию посвящение в иеродиаконы. Димитрий провел в Кирилловском монастыре восемь лет, являя братии образец послушания, веры и постнического жития. После смерти игумена Мелетия - первого наставника святителя - братия обращается к тогда еще молодому 29-летнему иеромонаху Димитрию с просьбой об игуменстве. Тогда Димитрий отклонил это предложение. И только через 17 лет в 1697 году после смерти игумена Иннокентия монастырского будущий святитель был убежден братией принять управление Кирилловским монастырем. Игумен Димитрий возглавлял обитель недолго - всего пять месяцев, но несомненно, пример его высокой жизни в значительной степени повлиял на упрочение здесь искреннего благочестия.

Родители святителя Димитрия и его родственники в благодарность монастырю за его доброе духовное руководство, которое получил здесь Димитрий, всю свою жизнь были благотворителями Кирилловского монастыря. Отец святителя, Савва Григорьевич, сотник малороссийского войска, до самой смерти был ктитором монастыря, а сестры святителя основали близ Кирилловской обители Иорданский монастырь, где последовательно проходили послушание настоятельницы. Иорданский монастырь находился как бы в подчинении у Кирилловского, так, что пользуясь угодьями его, обязан был платить за это работой на огородах, шитьем церковных одежд и т.п.

Ввиду исключительной преданности всего рода Туптало Кирилловской обители братия похоронила останки родителей святителя (р.б. Саввы и Марии) в самом храме, на левой стороне, в стене, “при дверях, коими на хоры входят”. У ног матери, по свидетельству самого святителя, похоронена и его старшая сестра - инокиня Александра.

Будучи уже митрополитом Ростовским святитель Димитрий прислал в 1705 году из Ростова чудотворную икону Божией Матери бывшую фамильной в роде Туптало, и просил поставить ее над гробом своих родителей.

Много трудился святитель над устроением жизни своей паствы. Нравы ее стояли крайне низко. Даже дети священников почти никогда не причащались. При своем доме святитель открыл училище для детей духовенства и сам следил за их образованием. В окружных посланиях архиереям он наставлял их, как достойно проходить свое звание, как проповедовать раскольникам. Но больше, нежели посланиями, святитель учил своей жизнью: кроткий и мягкий в управлении, он был примером в молитве, посте, милостыне, проповеди его отличались простотой и живостью. Его глубоко чтила вся Православная Русь, начиная с царской семьи.
Когда в Ростове ожидали прибытие царицы Прасковьи Федоровны на праздник Толгской иконы Божией Матери, которую должны были принести в Ростов, святитель сказал пророчески: “Се грядут в Ростов две царицы: Царица Небесная и царица земная, только я видеть их уже не сподоблюсь”. Вскоре он заболел и, когда служил Литургию в день своего Ангела, проповеди говорить уже не мог. Шел он, с трудом опираясь на своих служителей, и тотчас же послал за певчими и слушал, греясь у печки, как они пели составленные им песнопения: “Иисусе мой, прелюбезный”, “Надежду мою в Боге полагаю”, “Ты мой Бог, Ты мое радование” и др. Когда они уходили, он удержал одного Савву Яковлева, переписывавшего его сочинения, и долго беседовал с ним, а отпуская, благословил и поклонился чуть не до земли. Певчий ушел в слезах. Оставшись один, святитель предался пламенной молитве. Так его утром и нашли скончавшегося на коленях. Гроб его был устлан по его воле его черновыми бумагами. Погребение состоялось 25 ноября в Яковлевском монастыре. В 1752 г. во время ремонта монастырского собора были обретены нетленные мощи святителя Димитрия, исцелившие множество больных, и в 1757 г. он был причислен к лику святых.

По прославлению святителя Димитрия, братия поставила рядом с этой иконой и образ самого святителя, украсив его составленными в честь святого стихами.

После святителя Димитрия Кирилловский монастырь уже не знал выдающихся игуменов и все более расширяясь у увеличиваясь в своих земельных и имущественных владениях значительно ослабевал в духовной жизни.

Сьогодні у Свято-Кирилівської обителі в Києві є духовно-просвітницький зв'язок із Батьківщиною свт. Димитрія – Макарівським Центром Творчості Дітей та Юнацтва ім. Даниїла Туптала. Юні послідовники на чолі із Ігорем Годенковим вивчають спадщину своїх прадідів:

st_dymyt5.jpg (25036 bytes)

ТУПТАЛО Данило Савич (Димитрій, митрополит Ростовський, св.) (11/21.12.1651 — 28.10/08.11.1709) — церковний діяч, мислитель, поет, проповідник. Народився у с. Макарові на Київщині в родині сотника Київ. полку. Навчався у Києво-Могилянському колегіумі (1662 — 65). 1668 р. прийняв чернецтво. З 1677 р. жив у Білорусі в єпископа Теодосія Василевича. З 1679 р. — імовірно, придворний проповідник гетьмана Івана Самойловичау Батурині. 1680 р. обраний ігуменом Київ. монастиря Св. Кирила, проте залишається у Батурині. 1681 р. стає ігуменом Максаківського СпасоПреображенського, а через півроку — Батуринського Крупицького Миколаївського монастиря. Від 1684 р. — проповідник Києво-Печерської лаври (за архімандрита Варлаама Ясинського). З того часу до 1705 р. працював над написанням і виданням (у 4 т.) зб. "Четьї-Мінеї" (К., 1689 — 1705; 2-е вид.: К., 1711 — 18). Крім Києва, жив у Батурині, був ігуменом монастиря Св. Петра і Павла в Глухові (1694 — 97), Єлецького Успенського монастиря в Чернігові (1697 — 99), де висвячений в архімандрити, та Спасо-Преображенського монастиря в Новгороді-Сіверському (1699 — 1701). З 1702 р. — митрополит Ростовський і Ярославський. У Ростові зосередився на освітній діяльності та боротьбі з розколом. Заснував школу з викладанням грецької і латинської мов на зразок КМА, зі шкільним театром, для якого писав драми. Крім зб. "Четьї-Мінеї", написав чимало проповідей, виданих у Києві 1710 і 1713 рр., моральних повчань під назвою "Алфавитъ духовный, или увЂщанія по письменамъ алфавитнымъ начинаемыя", віршів, де абстрактно-християнські мотиви метафізичної поезії поєднуються з осмисленням соціальних проблем, розглядуваних крізь призму "індивідуальної" долі, а також "Літопис, або збірний хронограф", що засвідчив глибокі знання Т. Біблії, патристики, візантійських хроністів і новіших церковних письменників, "Мартиролог" — скорочений виклад зб. "Четьї-Мінеї" (праця не завершена) й "Дослід над розкольничою бринською вірою" (закінчений 1709 р., виданий 1745 р.). Помер у Ростові. Канонізований 1757 р.

Т. — типовий представник барокової доби. Його філос. погляди поєднали в собі елементи середньовічної патристики, схоластики і новітньої філософії (Ренесансу, Реформації, раннього просвітництва). Сфера філос. інтересів Т. — етична та антропологічна проблематика з переважною увагою до розв’язання завдань практичної етики. У своєму вченні про людину Т. виходить із традиційної для укр. думки концепції двонатурності людини — її поділу на внутрішню і зовнішню. Можливість подолання цієї подвійності мислитель пов’язує з самопізнанням, з проникненням людини у свою, закладену в неї Богом, сутність, що у свою чергу передбачає процес єднання людини з Богом — переображення, обожнення. Останнє Т. розуміє не в гностичному, а в етичному сенсі, тобто через активну суспільну діяльність, що усвідомлюється як наслідування Христу в земному житті. В системі моральних цінностей виокремлює любов, яку розуміє як принцип діяльності, що визначає ставлення людини до Бога та інших людей і уможливлює спасіння діючого суб’єкта. Християнську етику розглядав як підґрунтя суспільної моралі; церкву вважав формою містичного єднання людей і суспільною інституцією, покликаною через священиків здійснювати моральний суд і забезпечувати належний освітній рівень суспільства. Запропонував просвітницьку концепцію державного управлінь, згідно з якою державою управляє освічений монарх, що керується принципами християнської моралі.

 

Твори Т.: Руно орошєнное... — Чернігів, 1683 (те саме: 1689, 1696); Книга житія святых... На три мЂсяцы первыя: септемврій, октоврій и ноемврій, — К., 1689; Книга житія святых... На три мЂсяцы вторыя: декемврій, іануарій і февруарій. — К., 1695; Книга житія святых... На три мЂсяцы третій: март, апріль, маій. — К., 1700; Апологія в утоленіе печали человЂка сущаго в бЂдЂ, гоненій и озлобленій, вкратцЂ сложенная по совЂту святаго апостола Павла глаголющаго: утЂшайте друг друга и созидайте каждого ближняго... — Чернігів, 1700; Книга житія святых... На три мЂсяцы четвертая: июнь, іюль, август. — К., 1705; Рассуждение о образе Божий и подобий в человеце. — М., 1714; Розыск о расколнической брынской вЂрЂ, о ученій их, о дЂлах их, и изъявленіе, яко вЂра их неправа, ученіе их душевредно и дЂла их небогоугодна. — М., 1745; Дневные записки святого чудотворна Димитрия митрополита Ростовского... — М., 1781; Летопись иже во святых отца нашего Димитрия, митрополита Ростовского, новоявленного чудотворца, сказующая вкратце деяния от начала миробытия до рождества Христова, собранная из божественных писаний, из различных хронографов ских, польских, еврейских и иных, c присовокуплением келейной летописи сего же святого чудотворца. — М., 1784; Зерцало православного исповедания... — СПб., 1805. Соч.: В 5 ч. — К., 1869 — 1872. Жития Святых. — Кн. 1-3. — К., 1998; Кн. 4-5, Кн. 6-11. — К, 1999.

 

Про нього див.: Нечаев В. П. Святый Димитрий (Туптало), митрополит Ростовский. — М., 1849 (2-е вид.: М., 1910); Шляпкин И. А. Св. Димитрий Ростовский и его время. — СПб., 1891; Величковский А. Святитель Димитрий, митрополит Ростовский. — Чернигов, 1893; О6темперанский А. Святитель Димитрий, митрополит и чудотворец Ростовский (жизнь и труды его). — Екатеринбург, 1909; Титов Ф. И. Св. Димитрий, митрополит Ростовский, бывший ученик Киевской духовной академии (1651 — 1709). — К., 1909; Попов M. C. Святитель Димитрий Ростовский и его труды. — СПб., 1910; Вертеловский А. Св. Димитрий Ростовский и его творення. — X., 1910; Іларіон (митрополит) [Огієнко І. ]. Св. Димитрій Туптало. Його життя і праця. — Вінніпег, 1960; Нічик В. М. Етичні погляди Д. С. Туптала // Філос. думка. — 1973. — №2; Климов В. В. Святитель Димитрій. — Львів, 1995; Йосипенко С. Л. Етичне вчення Д. С. Туптала (св. Димитрія, митрополита Ростовського) в контексті укр. духовної традиції // Автореф. дис.... канд. філос. наук. — К., 1996.

 


Кирилловская обитель милосердия.

История и современность

Кирилловский храм… как глас Божий в океане суеты возвышается над Куриневкой, словно вырастает из зеленых круч, подымая свои золотые кресты к отверстым небесам, словно указывает нам путь спасения. И действительно, каждый, кто хоть раз был в этом известном всем храме то вновь и вновь хочет прийти в эту древнюю обитель милосердия и помощи, чтобы вознести молитву Богу… А начиналось все в древние времена с монастыря.

kurul_t.jpg (8709 bytes)

ИСТОКИ: Комплекс зданий бывшего Кирилловского Свято-Троицкого монастыря расположен в северо-западной части Киева, на вершине высокого холма возвышающегося над Куриневкой. Очень гармоничное его размещение, живописно подчеркивается зеленью, которой окружен комплекс: вековыми дубами, липами, пирамидальными тополями, которые создают неповторимую атмосферу.

Местность, где сформировался монастырь, согласно археологам, была заселена еще в глубокой древности. Это многочисленные пещеры, вырытые древним человеком по склонам Кирилловского и других близлежащих (расположенных к юго-западу от него) холмов…

Есть предположение (предание?), что еще до основания монастыря на его месте проживал некий христианский подвижник по имени Кирилл, и что, возможно, существовала церковь в честь св. Кирилла, что, позднее и послужило причиной возникновения монастыря в честь свт. Кирилла Александрийского…

Первые летописные источники, о монастыре, относятся ко второй половине ХII века (1171-1179 гг.), из чего можно предположить его основание в середине XII века.

Местность основания Кирилловского монастыря, называется Дорогожичи (Доро-жичи, Дорожница), т.к. здесь в древности сходились важнейшие стратегические и торговые пути, связывавшие Киев с Вышгородом, Новгородом, Полоцком, Черниговом, Галичем, Туровым, Владимиром-Волынским и др. городами могучей Киевской Руси. Порой здесь происходили жаркие, кровопролитные сражения между защитниками великокняжеской столицы и осаждавшими ее врагами…

В 1139 году урочищем Дорогожичи, а затем и киевским престолом овладел черниговский князь Всеволод Ольгович, который основал в урочище фамильный (“отчий”) монастырь, превратив его в укрепленный замок.

Главный соборный храм монастыря, дошедший до наших дней, был построен уже после смерти (1146 г.) князя Всеволода, (видимо, в связи с его завещанием) его женой княгиней Марией Мстиславной. Храм был построен между 1146-1171 гг. Почти столетие Кирилловский храм служил усыпальницей князей династии Ольговичей. В 1179 году в нем была похоронена княгиня Мария Мстиславна (принявшая перед смертью схиму), а в 1194 году - ее сын киевский князь Святослав Всеволодович - известный герой литературного памятника Киевской Руси “Слово о полку Игореве”, а в 1212 году его сын - князь Всеволод Чермной.

Назван храм в честь свт. Кирилла, (а наряду с этим и сам монастырь, как считают некоторые историки) в связи с тем, что его основатель Всеволод Ольгович перед своей смертью постригся в монахи с именем Кирилл. В более поздних летописях встречается и другое название храма, как Святой Троицы (в “Невском Синопсисе” архим. Иннокентия Гизеля, ХVII в.). “Монастырем Святыя Троицы Свято-Кирильским” назван монастырь и в “Грамоте Иерусалимского патриарха Феофана” от 1620 года. Так и не известно, действительно ли название храма Троицкий (наряду с Кирилловским) было первоначальным, а не возникло позже при его восстановлении на рубеже XVII-XVIII вв. после долгого периода запустения, от татаро-монгольского нашествия?

Кирилловский храм дошел до наших дней, сохранив названия трех своих престолов: в честь Св.Троицы (средний придел), свт. Кирилла Александрийского (в дияконнике) - южном приделе и Архистратига Михаила (в жертвеннике - северном приделе). Северный придел, по мнению некоторых исследователей первоначально был посвящен свв. мчч. Борису и Глебу, по мнению других престола в древнерусский период в нем вообще не было. Центральный придел, как считают современные историки архитектуры, уже в ХII веке имел алтарь, посвященный Св.Троице, хотя “наименование монастыря... не обязательно должно было соответствовать посвящению главного алтаря монастырского собора”.

kurul2.jpg (7462 bytes)

АРХИТЕКТУРА ХРАМА: Соборный храм монастыря - Кирилловская церковь - является выдающимся памятником древнерусского церковного искусства и зодчества, в архитектуре которого наиболее ярко отразились черты киевской архитектурной школы 30-80-х годов ХII в. Как и большинство храмов древней Руси, Кирилловская церковь сохранилась до нашего времени со значительными наслоениями и надстройками, которые, все же не закрыли собой основного массива ХII века. Он хорошо сохранил первоначальные формы, что является его особенностью и исключительной ценностью среди других храмов Киева ХI-ХII ст.

Церковь возведена из кирпича-плинфы на из вестково-цемяночном растворе (фундаменты из бутового камня) и представляет собой прямоугольный в плане (З1 Х 18.4 м., высота - 28 м.) вытянутый по оси восток-запад; трех-нефный, трех-апсидный, шести-столпный, крестово-купольный храм, первоначально с одним куполом. В западной части расположены хоры, куда ведет узкая лестница (в северной стене). Там же находится молельня, редко встречающаяся в других древнерусских храмах. Особенностью Кирилловского храма является и крещальня, устроенная в южной части нартекса, и аркосолии (погребальные ниши) в его западной части.

Фасады были оформлены плоскими лопатками с полу колоннами соответствующими опорным столбам, членящим внутреннее пространство. Завершались фасады закомарами, повторяющими форму сводчатых перекрытий храма. Барабан купола и алтарные апсиды церкви украшали полу колонки и аркатурные пояса. Первоначально церковь была покрыта по сводам листовым свинцом.

За многовековую историю храм подвергался некоторым переделкам и достройкам… В наше время взору прихожан, паломников и посетителей церкви открывается уникальный по художественным достоинствам, наибольший по площади (до 800м2) из сохранившихся храмовых фресок ХII века, а также образцы живописи ХVII-XIX вв. Древнерусские типы святых с большими глазами и широкими бородами, а также надписи по-славянски, свидетельствуют, что это произведения местных мастеров. Наиболее выразительны композиции: “Евхаристия” и “Святительский чин” в центральной апсиде, “Благовещение” и “Сретение” на предалтарных столбах. 16 сцен из “Жития Кирилла Александрийского” в южной апсиде, многофигурные композиции “Рождество Христово” и “Успение Богоматери” на северной и южной стенах трансепта. Привлекают внимание образы “Святых воинов” в полном боевом облачении, на крестчатых опорных столбах храма. Многоплановая композиция “Страшный суд”, размещенная в нартексе, одно из самых ранних изображений этого сюжета в древнерусской иконописи и внушает благоговейный трепет и покаяние…

В системе росписей Кирилловской церкви большое место занимают красочные и разнообразные экспрессивные орнаменты. На пилоне южной стены сохранился портрет игумена монастыря Василия Красовского написанный в 1602-1612 гг. В конце XVIII века во время ремонта стены были оштукатурены и забелены, что нанесло фрескам большой ущерб. В 1860-х гг. во время очередного ремонта, они были обнаружены, а в 1880-х гг. проведена их реставрация. Тогда к реставрации привлекались учителя и ученики киевской рисовальной школы Н.И.Мурашко, а также знаменитый русский художник М.А.Врубель, владевший традициями церковного искусства и создавший свой собственный своеобразный стиль. На тех местах, где древние фрески были утрачены, Врубелем был выполнены композиции, которые явились гармоничным дополнением в исторически сложившийся живописный ансамбль. Таковых до 10-ти, лучшие из которых – “Надгробный плач” в нише аркосолей нартекса, “Сошествие Святого Духа” и “Ангелы с лабарами” на своде и стене хор. Впечатляют четыре иконописных образа для иконостаса, написанные Врубелем в Венеции в 1885 году. Великолепный одноярусный мраморный иконостас, напоминающий невысокие византийские предалтарные преграды - темплоны, был изготовлен тогда же по эскизу А.В.Прахова. Для разработки проекта иконостаса Праховым было использовано изображение подобного темплона, сохранившегося в церкви на фреске ХII века.

В южной стене дияконника есть внутренний ход, направляющийся от алтарной преграды вверх на запад. Как оказалось это устройство деревянных хор, принадлежавших Кирилловскому приделу. Что уникально в русском зодчестве XII века! Здесь как бы храм внутри храма. Устройство хор в Кирилловском приделе, при всей исключительности, находит объяснение... в его патрональном характере. Вероятно, этот придел, давший название храму и монастырю, играл заметную роль как капелла донатора.

В период с ХIII до ХVI ст. произошли разрушения кровли, сводов и купола церкви. В то же время, уже не оказалось в храме мраморных княжеских гробниц… 1608 год - реставрация храма: были выстроены новые коробовые своды, значительно пониженные по сравнению с первоначальными, и восстановлена разрушенная верхняя часть среднего купола. В конце ХVII века храм снова восстанавливается после повреждений. В это время на нем появились четыре угловых купола с барабанами восьмигранной формы. Тогда же по всему периметру был сделан карниз, украшенный лепными звездочками, на фасадах стесаны полу колонки, а на западном фасаде, на месте предполагаемых полуколонн сооружены модные контрфорсы.

kurul3.jpg (8371 bytes)

МОНАСТЫРЬ: Кирилловская церковь - единственное сохранившееся сооружение из комплекса монастыря древнерусского периода. Все остальные постройки этого времени, видимо, были деревянными, и поэтому не сохранились. Не сохранилось о них никаких сведений и в письменных источниках. Долгое время после татаро-монгольского нашествия и разорения Киева (в 1240 году) исторические источники молчали о Кирилловской церкви, пострадавшей меньше других храмов, т.к. находилось в стороне от места основных событий. Монастырь в это время, очевидно, был разграблен, но не разрушен. Первые упоминания о обители после 1240 года относятся к середине ХIII века, когда он находился в полном запустении и принадлежал частным лицам. Так, в 1555 году "грамота" на владение монастырем польским королем Сигизмундом II была отдана некому Йавуле.

В первой половине ХVII века обостряется борьба украинского народа против гнета польско-литовских феодалов, вылившаяся позднее в национально-освободительную войну во главе с гетманом Богданом Хмельницким. В это время многие государственные, общественные деятели и крупные магнаты поддерживали Православную Церковь, как носительницу идей независимости в борьбе с угнетателями-католиками и униатами. Одним из таких магнатов-патриотов был князь Константин Острожский. Он 1605 году добивается вновь открытия монастыря. При поддержке К.Острожского игуменом монастыря становится Василий Красовский (1606-1613 гг.), который благодаря своей энергии, организаторским качествам провел большую работу по восстановлению монастыря, сумел добиться возвращения принадлежавших обители ранее земельных владений.

В 1651 году Киев захватили и разграбили войска польско-литовского гетмана Януша Радзивилла. Тогда же “у святого Кирилла монастырь до конца разорили…”. Конец ХVII – ХVIII вв. - период наибольшего благосостояния монастыря. Благодаря пожертвованиям и покупки земель. Монастырь имеет большое крепостное хозяйство, которое приносит значительную прибыль, строит и арендует дома, ведет судебные тяжбы за обладание той или иной собственностью. Этому способствует активная деятельность игуменов Лазаря Барановича (1652-1657 гг.) - известного писателя того времени и Иннокентия Монастырского (1681-1697 гг.), который имел свое влияние на киевского митрополита, и даже на московских царей и добивался значительных привилегий монастырю. “Имя человека, которого осталось наиболее священным для сей обители и имело большое влияние на внутреннюю жизнь оной” - Дмитрий Туптало, святитель Ростовский, который с 1668 г. в течение восьми лет являлся игуменом монастыря. После его смерти, (в 1709 г.) “построен был в честь святителя особый храм близ главного; он существовал здесь до 1830 года”.

В 1695 году на плане Киева, составленный полковником киевского гарнизона Иваном Ушаковым каменные сооружения показаны незаштрихованными, а штрихованные все деревянные сооружения. Кирилловский монастырь изображен там с каменной церковью в центре, окруженной деревянными сооружениями и деревянным ограждением. “С юга ансамбль монастыря ограничивался крупным оврагом, северной границей служил склон глубокого яра. Восточной границей монастыря служили обрывистые склоны горы. К монастырю вела дорога, пролегающая по дну южного оврага и проходившая на запад через поросшую лесом возвышенность. В верхней части оврага находился пруд, из которого вытекал ручей, вращавший колесо водяной мельницы. Поднявшись южным оврагом на возвышенность, путник попадал на большую огороженную площадь, своеобразный захаб, образованный южной оградой монастыря и изгородью слева от дороги. С западной стороны на огороженную площадь у монастыря можно было попасть через деревянную проездную башню, покрытую четырехскатной кровлей. Вход в Кирилловский монастырь размещался в нижнем ярусе высокой четырехъярусной деревянной колокольни, стоящей в юго-восточной стороне монастырской ограды, непосредственно в конце подъема дороги. С южной стороны колокольни перед входом стоял деревянный навес, поддерживаемый двумя столбами, на котором располагалась балконная площадка второго яруса. Третий ярус колокольни имел прямоугольные окна, был немного уже двух нижних и отделялся от них кровлей заплечиков. Четвертый ярус представлял собой открывшую галерею с аркадными проемами и служил помещением, в котором находились большие колокола. Венчает постройку главка с крестом. К востоку от колокольни, в непосредственной близости от нее, находилась деревянная трапезная с церковью. Рисунок Ушакова знакомит нас с восточным фасадом этой небольшой одноалсидной церкви, украшенной роскошным барочным резным барабаном. Перед фасадом трапезной церкви находились служебные постройки, примыкавшие к деревянным стенам монастырской изгороди. С северной и западной сторон располагаются однотипные монашеские келии (небольшие деревянные дома, имеющие по три окна на продольном фасаде и одно на торцевом, перекрыты двухскатными кровлями). Отапливались помещения печами. Позади келий находились фруктовые сады и цветники. Главными фасадами кельи выходят на соборную площадь монастыря, на которой расположен каменный собор. В 1734 году сильный пожар уничтожил деревянные постройки монастыря. Кирилловский монастырь полностью сгорел, кроме церкви, “да и на оной верхи погорели” - сообщается в документе того времени. Согласно архивным делам киевской Духовной консистории в течение нескольких лет после пожара по благословению игумена и разрешению киевского митрополита монахи монастыря направляются в разные концы Украины для сбора пожертвований на восстановление обители, для чего им выдаются специальные паспорта и "инурованные" книги. В 1744 году значительную сумму денег монастырь получил от императрицы Елизаветы I, побывавшей тогда в Киеве. “Книга расхода денежных сумм за 1745-1746 годы” свидетельствует, что в этот период в монастыре широко развернулись восстановительные работы. Активную помощь местным украинским строителям оказывали русские мастера.

Упомянутые выше постройки, зафиксированы на плане Кирилловского монастыря середины XVIII ст. Причем их расположение значительно иное, чем 1695 года (исключая соборную церковь и трапезную). Любопытно, что на этом плане не показана колокольня - традиционный компонент монастырей, и примыкающая к ней ограда. Кем же и когда были возведены каменное монастырское ограждение с угловыми башнями, воротами, надвратной трехъярусной колокольней - комплекс построек придавший всему монастырскому ансамблю законченный живописный вид? Высокие архитектурно-художественные достоинства комплекса можно судить как по сохранившемуся фрагменту, - части ограды и угловой башне, так и снимкам. И фасады, и планы (в большинстве конца ХVIII - начала XIX ст.), с изображением окружающей монастырь каменной ограды с тремя башнями на пряслах стен, воротами и колокольней с юго-запада монастыря, и чертежи фасадов колокольни с примыкающим к ней участком ограды, и рисунки, картины, и фотографии, на которых видна панорама монастыря с разных точек.

kurul5.jpg (4961 bytes)

Значительное из перечисленных сооружений высотной доминанты монастыря - надвратной колокольни, построенной известным мастером украинского барокко И. Григоровичем-Барским, отмечен в известием проекте эпитафии к надгробию зодчего от 1795 года. Временем возведения колокольни исследователи называют 1760 г., (согласно надписи, сохранявшейся в интерьере второго яруса колокольни до начала XX ст. (до разборки колокольни). Однако согласно архивных документов киевской Духовной консистории:: это было временем составления проекта (“абриса") будущего сооружения, строительство которого растянулось на многие годы. 1759 г. - “прошение” игумена монастыря Феофана к киевскому митрополиту разрешить постройку “брамы каменной на коей колокольня быша бы... с оградою”. 1764 г. - начатые в 1760 году строительные работы планировалось в “1761-го до тинкованием окончить”, но по причине неожиданной смерти в 1762 году субсидировавшего о лежавший последние годы без присмотра “кирпич резной и разных калибров на верхний карниз, ... весь почти растаскан, а иной перебит”. 1765-1767 гг. - жалобы монастырской братии митрополиту на отсутствие у них необходимых на строительство средств, свидетельствуют, что “все и ныне там” оставался и в этот период. Лишь в 1773 году в “донесении братии” Кирилловского монастыря говорится, что колокольня уже отстроена”, но “к изделке”, вокруг монастыря ограды крайний имеется в деньгах недостаток”. Из “описания” монастыря от 1787 года: была полностью отстроена “вокруг монастыря ограда каменная.”

Итак, строительные работы в Кирилловском монастыре, по проекту и под руководством Григоровича-Барского, были осуществлены в конце 60-х -70х годах ХVIII ст.

Сооружения Григоровича-Барского в Кирилловском монастыре по праву можно отнести к числу не только лучших, но и наиболее оригинальных его творений. Зодчий торжественно и нарядно оформляет главный юго-западный подход к монастырю, воздвигая здесь ансамбль гармонично сочетающихся построек: колокольни, въездных ворот вблизи нее, двух башен, и объединяющей их каменной стены. Стройность и величественность основной высотной доминанты комплекса - трехъярусной колокольни, - достигается благодаря использованию в решении ее фасадов ордерной системы и свойственной барокко постановке пучком колонн в угловых частях. Нарядность колокольне придают пышные наличники проемов, богатство лепного декора фасадов. Интересно решение въездных ворот с рельефными волютами на треугольном фронтоне и кувшинами на боковых пилястрах. Необычайно пластичен объем угловой башни, ограды увенчанный развитым карнизом и каркасным куполом, с декоративной главкой на нем. Даже каменная стена ограждения, также завершенная выполненным из кирпича карнизом, красиво декорирована с ее парадной стороны характерными квадратными и прямоугольными нишами-филенками с закругленными к середине углами. С тыльной стороны ограды устроены полуциркульные разгрузочные ниши. Чтобы достичь цельности, стилистики всего монастыря, зодчий “одел” в барокко и фасады Кирилловской церкви (купола приобрели грушевидную форму, появился видный карниз, наличники и порталы криволинейного очертания, западный фронтон с богатой орнаментикой тимпана). На фасадах сооружения он со вкусом и чувством меры разместил сочные лепные украшения (преимущественно стилизованный растительный орнамент).

Очевидно, что к этому времени были уже возведены все необходимые для полноценной монастырской жизни здания: трапезная, настоятельские покои, келии для монашествующих. Эти постройки упоминаются в сохранившейся “Описи Киево-Кирилловского монастыря” от 1787 года: “В нем (монастыре) соборная церковь во имя Святыя Живоначальные Троицы ... каменная. В том же монастыре трапеза, и в ней церковь святителя Христова Василия Великого, с единым престолом деревянная. Колокольня, в коей церковь в честь Благовещения Пресвятые Богородицы, с одним престолом и с двумя погребами каменные. Келий настоятельские, и монашествующих деревянные: вокруг монастыря ограда каменная. Заметим, что все монастырские здания (кроме соборной церкви и колокольни) названы деревянными. Это касается и трапезной, в которой в 1748 году была устроена церковь Св. Василия Великого.

В 1786 году, в связи с проведением в Российской империи по указу Екатерины II секуляризации. Кирилловский монастырь был упразднен, а его усадьба превращена в “инвалидный дом для жительства престарелых и увечных нижних воинских чинов”. Позднее, в 1830 году территория монастыря была названа “Кирилловскими богоугодными заведениями”, включавшими в себя городскую больницу, богадельню, дом умалишенных и др.

Новое функциональное назначение бывших монастырских сооружений потребовало проведения в них определенных конструктивных работ. Возникла необходимость строительства и новых зданий. Первоначальное назначение сохранилось лишь за Кирилловским собором, обращенным теперь в приходскую церковь Богоугодных заведений. А в колокольне, с переводом “в 1830 году в бывшие монастырские здания... городской больницы и богадельни, помещавшихся до того времени в особом доме, близ Царе-Константиновской церкви, во втором ярусе была устроена аптека больницы, а внизу - в первом - лаборатория аптеки.

К реконструкции по бывшей монастырской усадьбе был привлечен киевский городской архитектор Андрей Меленский. Им были составлены как фиксационные чертежи (с обозначением общего плана усадьбы, а также планов, разрезов и фасадов, находящихся на ее территории построек), так и проектные чертежи с планами, фасадами и разрезами зданий, “предполагаемых к постройке”. Согласно проекту Меленского большая часть обветшавших старинных деревянных монастырских зданий должна была быть разобрана, а вместо них возведены новые более масштабные деревянные сооружения. В предлагаемом Меленским проекте зданий мы видим доминирующие тогда черты присущие общегосударственному стилю классицизм. Симметрия в планировочной структуре и в решении фасадов, четкое членение фасадов ритмом оконных и дверных проемов, имитация из дерева кирпичных сандриков над проемами и т.д.

Перепланировка и застройка бывшей монастырской усадьбы новыми зданиями, была осуществлена Меленским, в основном, в соответствии с проектом. В этот период, как уже упоминалось выше, была разобрана церковь Свт. Дмитрия Ростовского (эта церковь изображена на фиксационном чертеже с юго-восточной стороны Кирилловской церкви и в экспликации к чертежу названа “теплой церковью, устроенной в 1817 году). “Теплой” церковь, видимо, стала после пристройки объема деревянной трапезной залы к каменной алтарной части храма, которая, очевидно, и являлась небольшой старинной часовней, построенной еще в 1709 году в честь Св. Дмитрия (Радонежского). Судя по месту расположения этого здания, возможно, оно и является тем зданием, которое дошло до наших дней в формах классицизма, и где в настоящее время помещается действующая трапезная церковь в честь свт. Василия Великого.

Что касается остальных построек Меленеского, то, возведенные, в основном, из дерева, эти одноэтажные сооружения со временем приходили в ветхость и на их месте возводились новые каменные постройки. Росла численность больных и призреваемых в Кирилловских богоугодных заведениях и отмененные преобразования в монастыре были обусловлены новыми требованиями, выдвигаемыми самой жизнью.

Разборка в начале 1830-х годов “теплой” церкви бывшего монастыря для строительства на ее месте нового больничного корпуса привела к тому, что уже в конце 1830-х годов надзирателем Кирилловских заведений майором Третьяковым поднимается вопрос о необходимости устройства в Кирилловской церкви особого “теплого придела”. В “прошении” Третьякова к губернатору говорилось, что “принимая во внимание” что в Кирилловских заведениях призреваются люди старые, слабые и увечные ... устройство теплого придела в церкви при оных заведениях состоящей необходимо для зимнего времени.

Разработка проекта реконструкции Кирилловской церкви была поручена губернскому архитектору И. Кедрину. Согласно его проекта под теплый придел отводилась западная часть храма, отгороженная от основного внутреннего пространства, с устройством алтаря в северном нефе. Однако проект, посланный в Петербург и “рассмотренный” в Сенате в “комиссии проектов и смет”, утвержден не был. По предложению “комиссии” разрешено было только устройство “зимних двойных оконных переплетов... и пяти печей, вместо двух. В это время “наружные и внутренние стены” храма штукатурились и белились, и была произведена “закладка двух окон храма”.

28 июня 1851 года в больничной лаборатории, располагавшейся во втором ярусе колокольни, вспыхнул пожар, в результате которого сооружение сильно пострадало: сгорели все деревянные конструкции, расплавились некоторые колокола. Колокольня долгое время стояла обгоревшей, однако, в 1864 году была, “восстановлена и верхний ярус ее достроен, но сделано это не так, как было прежде, а как позволили средства...

В 1860 году по инициативе Приказа общественного призрения, в ведомстве которого находились Кирилловские богоугодные заведения, на выделенные из казны средства производился капитальный ремонт храма. В это время на стенах в интерьере храма были обнаружены фресковые росписи ХII века, скрытые до этого позднейшими штукатурными напластованиями, которыми стены храма покрывались, во время текущих ремонтов, видимо, начиная с 1786 года. Известие об этом событии заинтересовало общественность и, хотя, по мнению руководившего ремонт нами работами архитектора А.Е.Беретти фрески не представляли собой ценности, “известному иконописцу священнику Иосифу Жолтоножскому совместно со священником Киево-Кирилловской церкви Петром Орловским удалось добиться распоряжения о прекращении ремонтных работ.

Работы по реставрации древнерусских фресковых росписей храма (как уже упоминалось выше) были начаты под руководством А.В.Прахова в начале 1880-х годов и продолжались на более высоком научном уровне в ХХ ст., после Второй мировой войны.

Еще во второй половине XIX века территория больницы была значительно увеличена за счет участков присоединенных к бывшей монастырской усадьбе с юго-западной стороны. На этих участках, как и на самой усадьбе, возводились все новые здания, более соответствовавшие своему назначению.

“Внутри же каменной стены (бывшей монастырской ограды) стоят два огромные корпуса, где помещаются: в одном больные мужского пола, а в другом - женского пола, и особо от них корпус для прислуги и кухни, и дом с палисадником, самой красивой архитектуры, для доктора (1874 г.). В этом году в пределах усадьбы бывшего монастыря уже не сохранилось не одного деревянного здания.

Принимая во внимание большое историческое и художественное значение архитектурных памятников бывшего Кирилловского монастыря. Совнарком Украинской ССР 18 мая 1929 года объявил всю его территорию, окруженную старыми монастырскими стенами, государственным историко-культурным заповедником. Одновременно с этим в Кирилловской церкви было прекращено богослужение. Планировали превратить бывшие монастырские постройки в музейные помещения. В частности, в колокольне предполагалось устроить музей архитектора И.Григоровича-Барского. В заповеднике начала проводиться регулярная научно-исследовательствая работа. Тем не менее, уже в 1936-1937 гг. заповеднику был нанесен неповторимый ущерб. В этот период разгула вандализма со стороны партийных руководителей страны удовлетворили просьбу Киевского горпарткома о снесении колокольни в связи с реконструкцией психиатрической больницы, хотя как вскоре выяснилось, колокольня совершенно не мешала намеченной реконструкции, а была нужна хозяйственникам лишь как источник строительных материалов. Несмотря на то, что сооружение, как памятник архитектуры, находилось под охраной закона, принятого еще в 1926 году, и на учете Областного управления искусств, оно было разобрано до фундаментов. Разобрали в это время и большую часть каменного монастырского ограждения. Сохранилась лишь часть стены с угловой юго-западной башенкой.

Большой ущерб заповеднику и, прежде всего Кирилловской церкви принес период немецко-фашистской оккупации Киева. Церковь использовалась немецкими захватчиками под склад хозяйственных вещей, ее крыша протекала в ней были выбиты окна, нарушен температурно-влажностный режим. В результате этого настенным росписям были нанесены значительные повреждения.

В послевоенный период начались интенсивные ремонтно-восстановительные работы.

В 1948 году Управлением в делах архитектуры г. Киева была созвана комиссия специалистов для установления причин деформации отдельных частей сооружения, вследствие чего храм оказался в аварийном состоянии. Исследования показали, что на глубине около 5 м от современного уровня грунта находятся подземные ходы (пещеры), которые заходят под фундаменты Кирилловской церкви. В своем (1800х500см) они напоминали выдубецкие пещеры, которые датируются ХI-ХII вв. Обвалы пещер под Кирилловской церковью привели к сильным деформациям отдельных частей сооружения (как стен, так и сводов). 3 течением долгих лет велись работы по ликвидации аварийного состояния памятника.

В 1946-46 гг. группой студентов Киевского художественного института под руководством Ю.С.Асеева, уцелевшая часть ограды монастыря с угловой башней были зафиксированы в обмерных чертежах.

В 1954, 1965, 1968, 1976 годах были проведены поэтапные реставрационные работы.

kurul4.jpg (16300 bytes)

НОВАЯ ЖИЗНЬ: Ныне территория бывшего Кирилловского монастыря находится частично во введении Софийского национального заповедника и Психиатрической больницы №1. Милостью Божией с 1993 года в начале в одном из корпусов, а затем и в Свято-Кирилловском храме восстановлено православное богослужение во главе с протоиереем Федором (Шереметой). На сегодня Кирилловский приход вырос и имеет возможность нести свою духовную и социальную миссию. Открыт трапезный храм свт. Василия Великого и совместно с музеем используется соборный Кирилловский храм. Также усилиями настоятеля, духовенства, клириков прихода и ктиторов была сооружена благотворительная столовая для больных и малоимущих. Сооружена и небольшая двух ярусная колокольня, совершенно новый баптистерий. Ведутся и масштабные хозяйственные работы на земле… Открыты скиты в Тарасовке и Барышивке Киевской области с келиями, храмами, земляными угодьями и огородами. Возрождаются монастырские уставы в жизни общины, даже совершено несколько постригов. Уже идет речь о возвращении государством некоторых корпусов бывшего монастыря Кирилловской общине… Все это говорит, что Господь молитвами свт. Кирилла и Афанасия, Александрийских и Дмитрия Ростовского вновь возрождает на Дорогожичах древнюю молитвенную и благодатную обитель милости для всех ищущих спасения.

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский