РусАрх

 

Электронная научная библиотека

по истории древнерусской архитектуры

 

 

О БИБЛИОТЕКЕ

КОНТАКТЫ

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

 

 

Источник: И.А. Смирнов. Из истории Чаронды. В кн.: Кириллов. Краеведческий альманах. Вып. 3. Вологда, 1998. Все права сохранены.

Размещение электронной версии в открытом доступе произведено: http://www.kirmuseum.ru. Все права сохранены.

Размещение в библиотеке «РусАрх»: 2011 г.

 

 

И.А. Смирнов

ИЗ ИСТОРИИ ЧАРОНДЫ

Чаронда - единственный населенный пункт на западном берегу громадного озера Воже - является одним из древнейших поселений на территории Кирилловского района Вологодской области. Она имеет очень сложную, порой трагическую историю. Являясь административным и хозяйственным центром некогда обширной и богатой Чарондской округи, Чаронда именуется в исторической и географической литературе селом, посадом, иногда городом.

Песчаная полоса берега Воже от пролива в Еломское озеро до устья реки Модлоны была заселена людьми еще в неолитические времена (V- III тысячелетия до новой эры). Отважных охотников и рыболовов привлекало сюда обилие рыбы в озере, а сухой участок среди обширных чарондских болот был удобным местом для поселения. Фрагменты древней глиняной посуды и каменные орудия труда и охоты до сих пор встречаются при распашке чарондских огородов.

От названия "Чаронда" так и веет древностью. Происхождение этого топонима большинство ученых связывает с саамским языком. На современный язык его можно перевести как "берег, поросший мхом", что вполне соответствует действительности: на песчаных дюнах здесь растут сосновые леса, под пологом которых раскинулись удивительные мохово-лишайниковые ковры. Это мнение финского ученого Я. Калима и нашего отечественного специалиста А. В. Кузнецова 1. Имеется, однако, и другое толкование названия "Чаронда", которое предложила О. А. Черепанова2. Она связывает этот термин с легендой, бытовавшей на Белом озере еще в XIX веке, о злом духе Черандаке, обходившем озеро каждую весну и оставлявшем за собой широкую щель во льду. А так как озеро Воже - ближайший сосед озера Белого, то не исключено, что Черандак жил и в нем.

По мнению московского археолога Н. А. Макарова, Чаронда возникла в XIII веке, и ее появление связано с процессом экономического освоения Европейского Севера3.

Район Белого озера и Верхней Шексны занимает особое место на исторической карте Севера. По восточному берегу Белого озера и реки



Путь из Белоозера на Онегу в XI-XIII вв.
(Карта из книги Макарова Н. А. Русский Север:
таинственное средневековье. М., 1993. С. 39.)

Шексны проходила своеобразная граница между территориями, уже освоенными славянским и финским населением в Х-XI веках, и землями, еще не обжитыми. Вплоть до XVI века на северо-восток от озера Белого лежали громадные необитаемые территории, покрытые девственными лесами. Путь в Поморье лежал через водораздел крупных рек. Преодолеть его в древности можно было только волоком. По реке Ухтоме, впадающей в Белое озеро, добирались до озера Волоцкого, из него суда перетаскивали через Красный волок (2,5 километра) в озеро Долгое, из которого по речке Ухтомке плыли в реку Модлону, впадающую в озеро Воже, затем через реку Свидь и озеро Лача попадали в Онегу и далее в Белое море. Этот путь стал осваиваться с Х века. Он сыграл большую роль в хозяйственном освоении края. Вдоль трассы пути возникла целая цепочка поселений, отдаленных друг от друга на 30-45 километров (однодневный переход на лодке), в том числе и Чаронда. В тот период она входила в состав Белозерского княжества.

В середине XV века Чаронда уже принадлежала одному из княжеских служилых людей Есипу Окишеву, который в 1474 году пожаловал ее Кирилло-Белозерскому монастырю4.

Основанный в 1397 году, Кирилло-Белозерский монастырь вскоре стал одним из крупнейших землевладельцев на Европейском Севере. В 1482 году ему принадлежали 3 села, 133 деревни и 16 пустошей. Монастырские крестьяне занимались обработкой земли и различными видами промыслов. Они платили монастырю либо денежный, либо хлебный оброк и выполняли различного рода повинности. Но основные доходы монастырь получал от продажи рыбы и соли. В связи с этим монастырские власти стремились приобретать не только новые пахотные или сенокосные угодья, но и места, связанные с водными путями. Так, уже в 1450 году монастырь добился права "волочить одну треть судов на Волочке Словенском"5, а в 1576 году пожалованием Ивана Грозного стал его полноправным владельцем. Обладание волоками и опорными пунктами на водных магистралях, такими, как Чаронда, способствовало удешевлению доставки товаров из отдаленных монастырских владений, в том числе и с Белого моря, где у монастыря были свои соляные и рыбные промыслы. В 1566 году при Иване Грозном Чаронда попала в опричнину. Вместе с нею в число опричных владений попала и часть деревень Шубацкого стана, входившая в Чарондскую округу.

После смерти Ивана IV Чарондская округа перешла в руки нового владельца. Пожалование царя Федора закрепило ее за Дмитрием Годуновым, который добился права собирать торговые пошлины на Чаронде и Коротком (в то время пристань на реке Ухтомке)6 с товаров сельского хозяйства и промыслов. Через Чаронду тогда шли обозы с беломорской солью, льном и железом из Обонежья, хлебом с Белоозера. При Годунове Чаронда превратилась из промежуточной торгово-промысловой базы в крупный торговый центр края. Свидетельством этого стало строительство приказчиком Годунова большого Гостиного двора в Чаронде7.

Активизация торговли способствовала более широкому освоению края. В грамоте Бориса Годунова от 29 сентября 1601 года упоминается как старый тракт Москва-Вологда-Холмогоры-Архангельск, так и новый, более короткий путь к морю, проложенный первоначально, видимо, местными жителями, а позднее используемый и служилыми людьми: "...а от моря ездят целовальники да посланники с нашею денежною казною и з соболь-ми и з рыбою, и с соколы, и с кречеты, и с олени, а проложили де новую дорогу с ямские Вологодские дороги с Волоку Словенского, от яму Белозерского уезда, по черным волостям и по дворцовым: а ямы де на новой дороге не устроены меж волостями и до каргопольского уезда..."8. Любопытно, что привлек внимание властей к новой дороге не служилый чиновник, а простой крестьянин Заозерского стана Шубацкой волости Митка Дмитриев. Он призывал правительство побеспокоиться о ее благоустройстве, чтобы местное население не несло убытков.

Этот новый тракт активно использовался и в последующее время9. Некоторые подробности о нем содержатся в грамоте царя Василия Шуйского от 6 июля 1606 года, выданной Кирилло-Белозерскому монастырю. При перечислении сухопутных дорог, по которым монастырю разрешался беспошлинный проезд, упоминается и дорога на "Короткую и на Свидь, и на Каргополь, и на Турчасово ... и к морю"10.

Данная сухопутная дорога шла параллельно водному пути и давала более короткий выход из Москвы до города Колы. О ее строительстве мало что известно. Вероятно, она возникла постепенно на базе местных региональных дорог.

Возможно, с Чаронды был еще один водно-волоковый путь, выводящий к Вологде. При обследовании в 1984 году Кирилловского района археологами Онежско-Сухонской экспедиции был записан интересный рассказ старожилов деревни Сигово: на берегу озера Перещного есть место, которое раньше называлось Амбарная кулига, и на Перешное озеро возили соль с Белого моря по Воже-озеру и реке Перешной". Остается добавить, что река Перешная впадает в реку Модлону, которая, в свою очередь, впадает в озеро Воже. Если же проследить этот путь в обратную сторону, то недалеко от озера Перешного протекает река Сусла, являющаяся притоком реки Порозовицы. Последняя же обеспечивает выход в Кубенское озеро.

Русский Север в те времена был главным поставщиком рыбы, соли, железа, пушнины. Еще более возросло значение края, когда через него прошел торговый путь в западные страны. Онежский путь был почти вдвое короче Двинского, поэтому неудивительно, что многие купцы пользовались прежде всего им. Благодаря оживленной торговле процветали и населенные пункты, расположенные на нем: Белозерск, Коротецкая пристань, Чаронда, Каргополь12.

Экспедиция 1553 года X. Уиллоуби и Р. Ченслера открыла для иностранных кораблей более удобный северный торговый путь - через низовья Северной Двины, где в 1584 году был основан Архангельск. После основания нового порта Беломоро-Онежский путь был официально закрыт для торговли с иностранными государствами и поэтому стал иметь только внутреннее значение. Началось постепенное запустение некогда процветающих городов и торговых сел. Однако произошло это еще не скоро.

Коротецкая пристань находилась в излучине некогда полноводной реки Ухтомки13, на берегах которой стояли многочисленные амбары с солью, рыбой и иными товарами. Недалеко от пристани располагался погост с домом священника, к погосту примыкала деревня. Писцовая книга 1625 года относит Коротецкую волость к Чарондской округе. Волость состояла в то время из 29 деревень, в которых насчитывалось 79 крестьянских дворов с населением в 105 человек мужского пола14. Слабая заселенность данной территории обусловлена тем, что почти вся Чарондская округа представляет собой лесистую и болотистую местность, далеко не благоприятствующую земледелию. Согласно переписной книге 1620 года, в которой подробно описаны пахотные земли, только в 4-х волостях из 27 земля оценена как "середняя", во всех же остальных как "худая и безугодная"15. Такая земля давала скудные урожаи, поэтому, чтобы прокормиться, населению приходилось заниматься еще охотой и рыболовством. Кроме того, крестьяне Коротецкой, Шальской, Мунской, Роксомской волостей занимались проводкой судов из реки Свидь в озеро Воже. Жители села Ухтомы, Шубацкой и Волоцкой волостей обслуживали Красный (Крестный) волок между речками Ухтомой и Ухтомкой: изготовляли и ремонтировали суда, занимались извозом и сопровождением судов16.

В XVII веке Чарондская округа представляла собой самостоятельную область с воеводой и приказным аппаратом. Известны имена некоторых воевод: К. Ртищев, К. Ф. Шушерин, П. Горихвостов, И. Г. Басманов, Г. Т. Золотилов, Д. И. Данилов, В. А. Даудов. Существовало и местное самоуправление. Во главе волостей стояли выборные старосты из крестьян, имелись земские судьи. В начале XVII столетия в округе насчитывалось более 1700 дворов, в которых проживало около 11 тысяч человек17. Начало административной самостоятельности Чаронды пришлось на тяжелое время: неурожаи 1601-1603 годов, эпидемии, ослабление центральной власти и, как следствие, борьба боярских группировок и вторжение иностранных отрядов в страну.

На начальном этапе Смута почти не затронула Русский Север. Возросли только налоги и "поставки" даточных людей в правительственные войска. Крестьяне и посадские люди были обязаны не только давать определенное количество человек в армию, но и обеспечивать их вооружением и содержать весь период службы. В ряде уездов, близких к Чаронде, такому воину давали "на корм" от 1-го до 2-х рублей в месяц. Уходя на службу, даточные люди давали клятву "со службы не сбежать" и закрепляли ее крестоцеловальной записью. За их исправную службу отвечали родственники или соседи18.

Смена власти, борьба между боярскими группировками приводили и к переделу, и к расширению поместного землевладения. Правительство Василия Шуйского передало боярам в кормление ряд черносошных уездов. Важский уезд получил брат царя Д. И. Шуйский, Чаронду и Тотьму - племянник царя М. В. Скопин-Шуйский. После того как тушинцы установили свой контроль над северными уездами, Чаронда и Тотьма попали во владение казачьему атаману Ивану Заруцкому.

В конце 1608 года в Вологде, а затем в Белозерске и Устюжне произошли восстания против "тушинского вора". Изгнав интервентов, северяне начали организовывать помощь другим территориям. Чаронда тоже приняла в этом участие, выделив "ратных людей со всяким ратным оружием 100 человек" 19.

Окончание Смуты (1612-1619 гг.) оказалось более разорительным для Русского Севера. Потерпев неудачу в центре, отряды интервентов и русских "воров" направились на север с целью грабежа и наживы. В этот период Чаронда подвергалась неоднократным набегам и разорениям. В 1612-1613 годах был взят и сожжен острожек на реке Свидь. В 1614- 1615 годах "литовские люди и казаки" вновь прошли по Чарондской округе, убивая людей и сжигая селения. В 1616-1617 годы последовало еще более страшное нашествие, чем предыдущие. В писцовых книгах перечисляется огромное количество убитых, "мученных и грабленных", множество сожженных дворов. Нападения на мирные селения и деревни продолжались вплоть до 1619 года. За годы "разоренья" число домов, например, в Вышеозерской волости Чарондской округи сократилось на 60 процентов. Во многих волостях обрабатывалось только 24 процента имеющейся пашни. Многие крестьяне были убиты, а некоторые ушли с насиженных мест в более глухие края20. Годы Смутного времени нанесли значительный урон и самой Чаронде. Видимо, именно тогда был уничтожен Гостиный двор, разграблены и сожжены многие другие постройки 21.

К середине 1620-х годов последствия разорения стали частично преодолеваться. Начинает расти численность населения, восстанавливаются покинутые дворы. Этому способствовала и политика государства, которое давало крестьянам часть земли "на льготу", тем самым освобождая их на какое-то время от налогов. В 1646 году население Чарондской округи насчитывало уже более 14 тысяч человек22. Большинство их составляли черные крестьяне. По данным первой половины XVII века, их было более 90 процентов. Небольшая часть крестьян, видимо, относилась к дворцовым (в волости Польченга по дозорной книге 1615 года отмечено 6 сокольничих деревень) и к монастырским: 9 деревень Коротецкой волости были приписаны к Онежскому Крестовому монастырю, а сельцо Борисовское и деревня Фофенково Вожецкой волости какое-то время принадлежали Вожеозерскому Спасскому монастырю23.

Последний известен также под именем Чарондский Воздвиженский. Основал его в 1472 году на острове Спасском преподобный Мартиниан, являвшийся учеником Кирилла Белозерского и игуменом Ферапонтова монастыря. Воздвиженский монастырь был очень бедным, поэтому в 1694 году он был приписан к Новгородскому архиерейскому дому, а в 1767 году выведен за штат, то есть упразднен. В 1744 году за монастырем числилась всего одна крестьянская душа. При упразднении монастырь имел две церкви: Во имя Нерукотворного Спаса и Святителей апостолов Петра и Павла24.

На рубеже XVII-XVIII столетий Чарондская округа была передана в дворцовое ведомство, что резко ухудшило положение крестьян. Для исполнения натуральных повинностей округа должна была поставлять людей в Петербург в распоряжение Адмиралтейства. "Из чарондских крестьян, ходивших на тяжелую повинность в Петербург, не возвращались очень многие. Почти в каждом дворе к 1718 году был один, а то и несколько человек, о которых лаконично сказано: "умер в Санкт-Петербурге в работниках". И в большинстве случаев добавлено; "а жена и дети оскудели, скитаются в мире"25.

В конце XVII века Чаронда стала местом ссылки опальному боярину В. А. Лопухину, родственнику первой жены Петра I. Уже к 1693 году Петр I явно охладел и к супруге, и ко всем ее родственникам. Перед отправлением в 1697 году в Великое посольство он оставил жену под надзором бояр и поручил им думать об удалении ее в монастырь. По возвращении в Россию в 1698 году и при расследовании причин стрелецкого бунта царь указал: "Быть на воеводствах: в Тотьме - боярину Федору Авраамовичу, на Чаронде - боярину Василию Авраамовичу (брату отца Евдокии Лопухиной) да с ними племяннику его стольнику Алексею Андрееву сыну... и с Москвы в те города ехать им вскоре". Таким образом, ближайшие родственники царицы были фактически высланы из столицы. Некоторые историки связывают их удаление с заговором стрельцов, но скорее всего это было связано с предстоящим пострижением царицы Евдокии и удалением всех ее родственников от большой политики 26.

Начало XVIII века принесло изменения и в административном положении Чаронды. В 1708 году город Чаронда был включен в состав Ар-хангелогородской губернии, в 1719 году передан в Белозерскую провинцию Санкт-Петербургской губернии, а в связи с ее разукрупнением в 1727 году отошел к Новгородской губернии.

Согласно разработанному при Екатерине II проекту губернского переустройства, Чаронда попала в разряд "заштатных" городов. Все попытки новгородского губернатора Я. Сиверса изменить положение не увенчались успехом, и в 1775 году в списке городов Новгородской губернии Чаронда уже не фигурировала. В 1776 году село Чаронда было включено в созданный тогда Кирилловский уезд. И вплоть до 1918 года, за исключением краткого периода с 1798 по 1802 год, когда оно относилось к Белозерскому уезду, Чаронда находилась в составе Кирилловского уезда Новгородской губернии.

В списках населенных мест Новгородской губернии, составленных в 1912 году, отмечается, что село Чаронда находится в Печенгской волости и состоит из 73 дворов, в которых проживает 443 человека (237 мужчин и 206 женщин). В селе имеется Иоанно-Златоустовская Чарондская церковь, построенная в 1826 году на средства прихожан и добровольных дарителей. Престолы посвящены Иоанну Златоусту, Смоленской Божьей матери и Николаю Чудотворцу. Иконостас церкви устроен в 1849 году. Кроме церкви, в селе имелись церковно-приходская школа и хлебный склад. Жители занимались в основном земледелием и рыболовством27. В окрестностях Чаронды находился сернистый ключ, воду из которого местные жители использовали для лечения "сыпных болезней" и чесотки28.

В конце XIX века Чарондский край стал привлекать к себе внимание историков и этнографов. В селе Пречистенском было записано любопытное предание, содержание которого очень многопланово. В частности, оно отражает и некогда бытовавшие здесь обряды. В день ежегодного волостного праздника, говорится в предании, в село прибегали два оленя и прилетали гуси и утки, которые добровольно отдавали себя в руки людей для общинной трапезы. При этом жители села закалывали только одного оленя, а другого отпускали. Но однажды обычай был нарушен: закололи обоих оленей, и с тех пор олени перестали являться к "праздничному столу". Пришлось жителям колоть домашний скот: быков и баранов29.

Говоря о Чаронде, нужно назвать и еще один любопытный факт, который уже относится к области генеалогии. В 1878 году ветеран русско-турецкой войны Леонид Фролков, проезжая через Чаронду, познакомился с 17-летней ее жительницей Ольгой Назаровой, которая вскоре стала его женой. Третьим ребенком от этого брака была Мария. Это была удивительная женщина. Сравнить ее можно разве что с известнейшей героиней Отечественной войны 1812 года Надеждой Дуровой. По первому мужу фамилия Марии была Бочкарева, после второго замужества - Бук-Бочкарева. В обход всех правил и традиций она в 1914 году через самого императора выхлопотала себе право отправиться на фронт и, показывая чудеса храбрости, дослужилась за три года до звания поручика. Сформировав с личного согласия Александра Керенского женский батальон, была бессменным его командиром вплоть до Октябрьских событий. Мать Марии - Ольга Илизаровна - жила в селе Никольском под Новгородом и несколько раз приезжала в Чаронду навестить родственников. Умерла Ольга Илизаровна в конце 1912 года30.

В 1918 году Тихвинский, Белозерский, Кирилловский и Череповецкий уезды Новгородской губернии выделились в самостоятельную Череповецкую губернию "по причине полной оторванности от Новгорода, особенностям природы и экономического уклада жизни". В марте того же года в Мурманске высадились английские войска. Началась иностранная интервенция. Часть Севера была оккупирована. Для подвоза войск, оружия, снаряжения в прифронтовые области стали вновь использовать Онежско-Коротецкий водный путь. Между Коротецкой пристанью и Каргополем на какое-то время установилось пароходное сообщение. Длина пути составляла 209 верст. Пароходы продолжали курсировать и в начале 1920-х годов. В "Деловом справочнике Вологодской губернии за 1922 год" сообщается, что на Коротецкую пристань ежегодно прибывает 2036 пудов грузов и убывает в Каргополь 1593 пуда31. В 1921 году в Чаронде имелось 70 жилых домов с 450 жителями.

В период коллективизации в Чаронде был создан колхоз имени 15-й годовщины Октября. Он главным образом специализировался на ловле рыбы. В зимнее время этим промыслом занималось до 70 человек, летом - около 45. Члены колхоза ежегодно вылавливали до 2000 центнеров рыбы. В 1939-1940 годах колхоз стал участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки и был награжден двумя дипломами за высокие показатели в ловле рыбы. Колхозом были построены новые животноводческие фермы, зерносклад, дома для рыбаков. В селе Чаронда существовала начальная школа, где обучалось до 40 детей, имелись фельдшерско-акушерский пункт, магазин, клуб. В первые дни Великой Отечественной войны из села ушли на фронт 18 мужчин, 40 человек были направлены на строительство оборонительных сооружений. Ушел на фронт и председатель колхоза А. А. Возовиков. На трудовом посту его заменил С. Коршилов. Рыболовная бригада колхоза состояла в основном из женщин и подростков. Опытные рыбаки: И. А. Абалышев, Н. А. Фролов, А. И. Возовиков передавали им свой опыт и знания. Кроме успехов в рыбной ловле, колхоз часто был лучшим и по урожайности зерновых32.

С 1927 по 1931 год Чарондский сельсовет входил в состав Петропавловского района Ленинградской области. В 1931 году село Петропавловское переименовали в Чарозеро, а вместе с этим изменилось и название района. Помимо Чаронды, в состав Чарондского сельсовета входила еще деревня Новосепская. Население сельсовета составляло 664 человека. С 1937 года эта территория входит в состав Вологодской области. В 1955 году в связи с ликвидацией Чарозерского района Чарондский сельсовет вошел в состав Кирилловского района. 17 декабря 1970 года решением Вологодского облисполкома Чарозерский сельсовет был упразднен, а его территория передана Печенгскому

сельсовету.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Кузнецов А. Язык земли Вологодской. Архангельск, 1991. С. 112-113.

2. Черепанова О. А. Мифологическая лексика Русского Севера. Л., 1983. С. 86.

3. Макаров Н. А. Русский Север: таинственное средневековье. М., 1993. С. 90.

4 История северного крестьянства. Т. 1. Архангельск, 1984. С. 238.

5. Павлов-Сильванский И. П. Феодализм в России. М., 1988. С. 153.

6 В настоящее время село Коротец Кирилловского района.

7. Васильев Ю. С. Борьба с польско-литовскими интервентами на Русском Севере в начале XVII в. (Учебное пособие к спецкурсу). Вологда, 1985. С. 18.

8. Архив П. М. Строева. Т. II. Пг., 1917. С. 20-23.

9 Ж а к о в А. А. Озеро Чарондское (Воже) и его округа // Вожега: Краеведческий альманах. Вологда, 1995. С. 78.

10 Архив П. М. Строева. Т. II. Петроград, 1917. С. 76-77.

11. У т ы ш е в а Р. Интересные находки археологов // Новая жизнь. 1986. 22 марта, 27 марта.

12.Алексеева М. Коротецкая пристань // Новая жизнь. 1989. 28 сентября.

13 На современных картах Кирилловского района это реки Ухтомица и Малая Ухтомица.

14 Алексеева М. Коротецкая пристань...

15 С о к о л о в Б. А. Прошлое и настоящее Вожегодского края // Вожега: Краеведческий альманах. Вологда, 1995. С. 6.

16. Васильев Ю. С. Борьба с польско-литовскими интервентами... С. 17.

17 С о к о л о в Б. А. Прошлое и настоящее Вожегодского края... С. 6. 18. Васильев Ю. С. Борьба с польско-литовскими интервентами... С. 46.

19 Там же. С. 35.

20 Там же. С. 63.

21 Там же. С. 18.

22. Соколов Б. А. Прошлое и настоящее Вожегодского края... С. 6.

23 Там же; Копанев А. И. История землевладения Белозерского края XV-XVI вв. М.; Л., 1951. С. 166.

24. Зверинский. Материалы для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. Т. II. СПб., 1892. С. 390.

25 С о к о л о в Б. А. Прошлое и настоящее Вожегодского края... С. 7.

26. Ефимов С. В. Евдокия Лопухина - последняя русская царица XVII века // Средневековая Русь. СПб., 1995. С. 131-165.

27 Списки населенных мест Новгородской губернии. Новгород, 1912. С. 75.

28. Энциклопедический словарь / Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. Т. 75. СПб., 1903. С. 391.

29 М а к а р о в Н. А. Русский Север: таинственное средневековье... С- 87.

30 В е т р и н В. Мария // Русский Север. 1992. 13 мая.

31 Ж а к о в А. А. Озеро Чарондское (Воже) и его округа... С. 78.

32 К о р ш и л о в С. Так ковалась победа // Новая жизнь. № 57. 1985. 9 мая.

  

 

НА СТРАНИЦУ АВТОРА

НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА

 

 

Все материалы библиотеки охраняются авторским правом и являются интеллектуальной собственностью их авторов.

Все материалы библиотеки получены из общедоступных источников либо непосредственно от их авторов.

Размещение материалов в библиотеке является их хранением, а не перепечаткой либо воспроизведением в какой-либо иной форме.

Любое использование материалов библиотеки без ссылки на их авторов, источники и библиотеку запрещено.

Запрещено использование материалов библиотеки в коммерческих целях.

 

Учредитель и хранитель библиотеки «РусАрх»,

доктор архитектуры, профессор

Сергей Вольфгангович Заграевский